Мир после спецоперации

АНО Институт футурологии провел экспертную сессию, чтобы ответить на вопрос: что идет на смену мироустройству, определенному в Ялте по итогам Второй мировой войны?

Ростислав Ищенко: Мы сейчас пришли к открытой войне с Западом – либо они, либо мы. Какие имеются варианты развития событий? Во-первых, война. Сегодня вопрос не в том, как начать атомную войну, а как остановить скатывание к войне. Если мы скатываемся в атомную войну, то наш прекрасный новый мир – это каменный век. Если же мы сможем остановить скатывание к катастрофе, то есть два варианта. Более вероятный — мы не сорвемся в ядерное противостояние, но будем вести бесконечную войну на истощение. Как у Оруэлла — Евразия постоянно воевала с Остазией. Это будет впустую высасывать огромное количество ресурсов всего человечества. Третий вариант самый благоприятный — если нам удается договориться либо реально победить — довести до конца разрушение существующей западной империи, — и тогда произойдет трансформация в этот неведомый нам новый мир, в котором начнется уже новая борьба за ресурсы.

Анатолий Ганин: Война — это всегда игра с отрицательной суммой. С точки зрения теории игр и психологии, если бы существовал способ переиграть ситуацию и выиграть обеим сторонам больше, чем у них было до этого, то они не скатывались бы в конфликт.

Игорь Лавровский: Страны, которые научились манипулировать финансовой системой и завладели коммерческой технологией начали диктовать свои условия. Технология ускоряет использование всех видов ресурсов и приближает их истощение. Сейчас перед нами возникает ситуация, когда одной лишь технологии мало — нужен баланс интересов между обладателями разных ресурсов, разных факторов производства. Оказывается, что можно обладать любой технологией, но если нет рабочей силы, то приходится ввозить мигрантов, делиться политической властью. Можно владеть всеми компьютерами и алгоритмами, но без ресурсов все это бессмысленно и бесполезно. Нужен капитал, нужны фабрики и заводы, а они находятся в других странах и с ними также приходится делиться политической властью. Получается, что страны, власть которых порождена владением технологией, уже не могут доминировать. Но они хотят продолжать доминировать. Штаты, Запад выстроены вокруг технологии. Они хотят монопольно контролировать, кому это все идет, кто чем владеет. Впервые в истории они пытаются лишить нас доступа к уже проданной ими же технологии. Война против технологической монополии Запада составляет суть сегодняшнего мирового экономического катаклизма.

Николай Остарков: разрушается глобальная технология формирования цены через фьючерсы, через деривативы. Разрушается связка нефть — доллар. Нарушаются налаженные цепочки логистики. Происходит фрагментация цепочки технологической. Производство автомобилей в мире остановилось из-за того, что не хватает чипов. Произошел сбой планирования. На производстве начался постковидный рост, но в производстве чипов этого не произошло. Зреет кризис в продовольствии — его производство не было запланировано и проинвестировано в нужном объеме.

Ирина Костецкая: люди уже сами начали создавать цепочки выживания. Растет сетевая торговля товарами и услугами, произведенными индивидуальными усилиями.

Ростислав Ищенко: Нынешний кризис уже вступил в состояние самоподдерживающегося процесса. С обеих сторон идёт повышение ставок. Остановиться нельзя — если ты перестал повышать ставки, ты проиграл. Капитулировать невозможно. Нам сказали, что нас уничтожат, а они понимают, что будет уничтожена их система. Для бенефициаров системы уничтожение системы равнозначно их уничтожению как людей. Повышение ставок для обеих сторон не так страшно, как остановка. Остановить этот процесс может что-то ужасное, что накроет не только отдельные элитарные группы, но будет ясно, понятно, зримо для всего мира. Что-то погружающее человечество в ужас, как Армагеддон. Тогда давление со стороны низов будет настолько сильно, что политэлиты будут вынуждены сесть за стол переговоров и начать уступать друг другу. Ведь можно победить на Украине, победить в Румынии, победить в Польше, но это не остановит войну. Это только выведет ее на другой уровень. Мир должен испугаться настолько сильно, что захочет договариваться.

 

Коммент на “Мир после спецоперации

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.